Главное меню

Регистрация даст полный доступ к материалам сайта и возможность оставлять комментарии!

Анонс

Коммюнике 5 декабря 2015 г.


Благодарность, здоровая критика и конструктивное обсуждение материалов сайта способствуют его улучшению
и вдохновляет авторов на публикацию новых статей!

Пожертвовать на нужды «ЭНЦИКЛОПЕДИИ КОЗЕЛЬСКА»

Яндекс.Деньги 41001812434462

WebMoney R526676624487
или Z299278482546
или E342716984942

почта "ЭК":
kozelskcyclopedia
@yandex.ru

QR-Код сайта "ЭК"

QR-Code dieser Seite

Голосование

Каков, на ваш взгляд, БРЕНД города Козельска? Какая ассоциация для вас наиболее точно символизирует город Козельск, делает его отличным от других городов подобного уровня? Что делает сразу же узнаваемым город Козельск?

Поиск по сайту

ПРАЗДНИКИ СЕГОДНЯ

Revolver Map

Anti Right Click (Hide this by setting Show Title to No in the Module Manager)

"Злее зла в битве с врагом" E-mail
(0 голоса, среднее 0 из 5)
РАЗДЕЛ>>ИСТОРИЯ - Козельск/Название города и карты
23.10.2013 19:08

Было время, когда газета Козельского района "Козельск" выходила в другом формате: не как сейчас - два листа, а была она  многостраничным солидным изданием. На страницах газеты  печаталось немало историко-краеведческих материалов. Многие ныне известные козельские авторы начинали свой творческий путь с публикаций в газете, тираж которой составлял около 3 тыс. экземпляров. Мы разыскали статью Сергея Рябова, в то время полковника Федеральной Пограничной Службы России, который служил в г. Москве. Статья в виде интервью печаталась в июле 2000 г. в №№78-83 газеты. На наш взгляд многое из той беседы не потеряло актуальности и теперь.

 

С сайта

Листая старые газеты, июль 2000 г.

 

"ЗЛЕЕ ЗЛА В БИТВЕ С ВРАГОМ"

Ещё раз о происхождении названия города Козельск


 

Сегодня гостем редакции газеты “Козельск” является наш московский корреспондент, автор  многих публикаций, посвященных истории Козельской земли, Сергей Рябов. Мы беседуем об исторических проблемах, которые волнуют каждого из нас на пороге нового тысячелетия. Естественно речь идет об легендарном прошлом Козельска, о том, насколько оно соотносится с историей Москвы, над какими вопросами “ломает голову” автор, что нового в его творческой лаборатории.

- Почему в последнее время все чаще люди обращаются к истории своей  деревни, села, церкви, города,  рода и семьи? Не потому ли, что у многих из нас сфор¬мировалось  предчувствие, что  начало третьего  тысячелетия может стать  временем, когда  представление о прошлом нашей Родины выйдет на новый виток в своем развитии?

- Я бы продолжил вашу мысль так. Этот переход непременно случится и вот тогда, для переосмысления происшедших событий, вдруг станут  востребованы  все гипотезы относительно загадок из нашей старины.  Приобретут особую ценность не только  предположения, основанные  на исторических методах познания, в которых царят даты, имена и ссылки на источники, но и “фантазии ума”, основанные на  иных подходах  к пониманию истории, ближе стоящих к художественному творчеству.  Вот почему я все чаще задумываюсь, а  не послужит ли в новых условиях анализ СЛОВА - этой питательной среды  поэзии и литературы - тем мостиком,  который обеспечит  творческое взаимодействие различных наук в решении исторических задач?

 

 

 

С сайта

 

Не надо ходить далеко за примерами. Сегодня, например, с новой силой разгораются  споры и рождаются все новые и новые гипотезы даже относительно истории и названия Москвы. Скептики требуют убедительных   доказательств - что же там первично Кучково или Москва, от чего был так назван город – будущая столица Руси: от болота, реки или еще по какой-то  причине? Поиском  ответов по Москве заняты десятки маститых историков. Археологи при поддержке богатых московских властей и меценатов вгрызаются в землю в районах столичных новостроек от центра до окраин города.
В условиях всеобщего поиска ответов на вопросы о московском прошлом к археологам, историкам активно подключаются и литераторы. Так например, в конце прошлого года вышла в свет  книжка писателя-фантаста Сергея Павлова «Москва и железная «мощь» Святослава». Она о происхождении названия Москва. Автор, обращаясь со словом как с живым организмом, расшифровал заложенный смысл в древнее слово Москва. Суть  подхода  автора в том, что он использует речевые элементы  древних языков  для объяснения названия нашей столицы. Этот прием настолько заинтересовал меня, что я тоже попытался применить его к объяснению названия Козельск. Что из этого вышло вы и узнаете по ходу нашей беседы.

- Два города - Козельск и Москва существовали  на просторах Руси и стали известны  по летописям практически с одного времени, с 1146 и 1147 годов соот¬ветственно. Скажите, столь ли важно, с высоты почти девяти столетий, устанавливать, когда и  по какой причине были названы два этих города?
- Когда вникаешь в козельские тайны, то отчетливо понимаешь, что все они не столько исторические, сколько психологические загадки. Историки приходят и уходят, а они остаются.
Поиски непременно нужно продолжать. Именно сейчас, когда по мере накопления исторических данных и появления все новых взглядов на многие во¬просы старины, кажется, что  вот-вот удастся  отыскать  подлинные  ответы на    эти извечные вопросы.
К истории любого поселения вряд ли применимо такое определение как  масштабность. Ведь совсем не случайно стало так, что самые первые летописные сведения о Козельске находим мы в Ипатьевской летописи на одной странице с упоминаниями о Москве, причем чуть ли не в одном абзаце. Все сов¬сем не случайно. Ведь Козельск это тоже стольный град. На сегодняшний день это столица района, а раньше - столица княжества, удела, а затем и уезда.

- Позвольте сразу же возразить. На сегодняшний день относи¬тельно Ко¬зельска кажется уже никаких загадок нет, а если и кто-то и ставит их, то   историки и краеведы быстро и однозначно отвечают на любой вопрос. Взять хотя бы  публикации в нашей газете, страницы которой  все чаще отдаются пытливым козельским краеведам. Только за последние два года  вышли в свет и несколько книг, например Александра Евгина, подробно рассказывающие об истории Козельска.
- На долю козельчан во время нахождения Батыя на Россию в 1238 году выпал случай еще раз показать   пример служения Родине и лютой ненависти к ее врагам. Это святое для каждого россиянина. Понятно, что козличи особенно свято чтят заветы предков и потому-то  видимо столь “бдительно” относятся к новым  гипотезам относительно содержания самых древних страниц в книге истории родного  города.
Но уважаемые читатели должны знать о том, что любой вопрос, каждая из новых гипотез, в том числе и по истории древнего Козельска, может иметь особое предназначение - пробуждать интерес к тем листам этой книги, текст которых утрачен или затерт? В этом заключается не¬сомненная польза от тех, кто берет на себя смелость своими вопросами  “проветривать историю” проявляя при этом обоснованный скепсис.

 

 

С сайта

 

- Так значит, лично у Вас есть такие вопросы по козельской исто¬рии, на которые вы, проживая и работая в Москве, ищете ответы? Если да, тогда какова их суть?
- Скажу прямо, вопросов не мало. Мне думается нам всем еще много предстоит сделать для того, чтобы как можно четче сформулировать их, а уж потом сообща искать  ответы.
Так, например, что нам известно об истории Козельска до первого летописного упомина¬ния о нем в 1146 году? Что понималось под Козельском в ту пору, к которому относятся первые письменные известия о нем, какая-то земля, район, территория, область, ведь городом в летописи он будет назван только под 1238 годом?
Не получил ли Козельск  свое название по какой-то сугубо “военной” причине? Хорошо известно, что в Черниговском княжестве, которое в XII веке  утвердилось за потомками Олега Святославича – Ольговичами и в состав которого входил и  Козельск, крупные поселения находились на расстоянии 30-50 километров один от дру¬гого, а  в них размещались на постой не только купцы, ходившие большими группами торговать в разные места, но и боевые дружины по 10-20 тысяч вои¬нов, их сопровождавшие и защищавшие в дальних походах. Крупными соседними населенными местами, ко времени первого летописного упоминания о Ко¬зельске,  были его ровесники Брянск, Карачев, Мценск,  Дедославль и другие, известные по летописям с 1146-1147 годов.
Козельск должен был быть пристанищем именно таких крупных военных сил, а значит, уже до 1146 года вполне могло быть так, что  и своим названием  это место было обязано делам ратным.

-  Вы полагаете, что Козельск и Москва были в первой половине ХII  века   равными по своей военной роли и значению?
- Помятуя об почти одновременном упоминании о Москве и Козельске с ра¬достью потираешь руки: это как же повезло козличам. Историче¬ские  параллели позволяют исследователям делать сравнительные, а следовательно, более обоснованные  выводы о  характере Козельска  XII века. Только что московские  археологи обнаружили доказательства тому, что уже  в 1047 году совсем рядом с местом будущей Москвы кипела жизнь большого го¬рода. Археологические находки, сделанные неподалеку от Козельска  в районе Чертова городища совсем недавно, а также прежние находки у деревни  Дешовки позволяют полагать, что эти места тоже могли находиться  уже задолго до 1146 года по соседству с крупным  военным, хорошо укрепленным городом.  Несомненно, имеющим свое название.    
Если тайну названия Москвы ищут применительно к периоду, предшествующему первому упоминанию об этом месте, так и нам следует “дешифровать” название Козельска как  места расположения крупного княжеского гарнизона, существовавшего много раньше. Вот почему так немаловажно установить, а какова собственно была наличествовавшая в нем   военная сила? Установление этого  позволит дать хотя бы примерную оценку Козельску как городу-крепости в пе¬риод до начала XI века.
Не останавливаясь подробно на упоминании в тех же летописях о Козельске во второй раз под 1156 годом, зададим себе вопрос: “Мог ли Козельск, этот крупный  район расположения  княжеской дружины, в то время как и Москва бывший одной из резиденций князя Юрия Долгорукова, получить свое название  оттого, что  находился  среди  дремучего леса, богатого дикими козами? Напомню, многие считают, что именно лес, изобилующий косулями, то есть  козий лес, послужил причиной наречения города.
Согласитесь, вряд ли виной тому были козы, которых и в помине не могло быть там, где располагались и рыскали по лесам многотысячные воинские силы, охочие до мяса косуль, которые являлись  одной из главных охотничьих добыч.
Я все больше склоняюсь к мысли о том, что Козельск и Москва не только были мощными военными центрами, но и еще до письменной истории, являлись объектами устремления  неприятельских сил. Они же  и противодействовали врагу. В связи с этим какие-то военные мотивы могут быть в их названиях.
Отсюда следует, что исключительный интерес может иметь установление связи между названиями  всех, ставших нам известными с ХII века, мест на Черниговской земле. Это Лобыск, Колтеск, Пронск, Дедославль, Брянск (Дебрянск), Карачев, Болдыж, Путивль, Мценск, Воробейна, Домагощ, Кром, Всеволож, Беловежа Старая, Бахмач, Выяхань и Унемеж.  Не было ли у наших предков какого-то  единого, общего замысла  наречения городов  как военных объектов?

- Но  кроме как  названной  вами “козьей” версии наречения Козельска ведь существуют и другие объяснения.
- На сегодняшний день мне известно около десятка различных предположений относительно причины наречения Козельска.
Так, например, возможность истолкования топонима Козельск многим ви¬дится  в сближении его со значением древнерусского  слова козелъ -  как “строение в поле для собранного хлеба”, “стропила”. Другие пола¬гают, что основанием названия  города  вполне могло послужить   личное имя или прозвище Козел, Козеля, Козлок, Кезлои, Козля.
Что касается современных козельских краеведов. Александр Евгин ведет название Козельска от одного из родовых названий  племен вятичей, а именно “козличей”, давших якобы название и самому городу, в котором они жили. По А.Евгину (1196г.) выходит, что Козельск это город, основанный и населенный племенем или родовым союзом козличей.  Краевед Александр Баранов(1997г.) весьма поэтически объясняет название города тем, что  некогда Козельск на Жиздре был городом  корабелов  и оттого, что при строительстве челнов особое значение придавалось устройству на них  “козельцев” (временных шпангоутов), а жители здешних мест являлись особенно умелыми мастерами их  изготавливать, и пошло якобы название Козельск. По А.Баранову  выходит, что Козельск это город мастеров-козельцев, мастаков изготавливать  “козельцы”.
Вот такой разброс суждений. Согласитесь, между каждой из версий вполне можно уложить еще десяток  других.

 

 

С сайта

 

- А к какой версии склоняетесь Вы, какую из них считаете более предпочтительной?
- У меня не только много вопросов, но есть  и совершенно новый взгляд на некоторые, казалось бы хорошо известные факты козельской истории. Поделюсь своей  ги¬потезой относительно времени и причины наречения Козельска.
Мне представляется, что мы незаслуженно мало уделяем внимания именно военной стороне возможной сути наречения Козельска. Получается так, что  ремесла, религия, торговля, охота, какие-то родовые особенности древних жителей края подчас берутся во внима¬ние, тогда как  ратное дело отходит на второй план.
Между тем, большинству читателей еще со школьной скамьи известна написанная в  начале  XX  века поэтом  А.А. Навроцким поэма “Злой город”. Она  посвящена обороне Козельска в 1238 году.

 

В ней автор так повествует о Батыевом гневе на козельчан, которые не пожелали отдаться на милость злым татарам - орде:


“…Исполнили волю владыки рабы,
С землей бедный город сравняли,
И городом ЗЛЫМ за упорство борьбы
Козельск с той поры называли”.

А что если предположить, что не «с той поры», а еще намного раньше Козельск всем на Руси и за ее пределами уже был известен именно как ЗЛОЙ ГОРОД?

-  Расскажите о вашей новой  гипотезе, на этот раз о причине и возможном времени  наречения города Козельска. На чем она основывается, каков  подход  к исследованию  вопроса?
- Начать надо со второй части вопроса. Дело в том, что  на сегодняшний день у нас крайне слабо изучена лексическая система древнерусского языка. Робко  используются новые подходы  к исследованию истории. Я имею ввиду прежде всего такие приемы исследования, которые основываются на выводах, полученных  по результатам проникновения в тайны самих слов, которые и составляют исторический лексикон. Например, дружина, рать, витязь и  другие.
Остается слаборазвитой “материальная” база исторической науки, и тем более краеведения, когда исследователь в силу различных причин не в состоянии обратиться к электронным базам данных и к современным компьютерным технологиям  проникновения в смысл слов. Только сейчас, наконец-то, появились словари, прежде всего древнерусского, старославянского, наконец, церковно-славянского языков.

- Если мы правильно поняли Вы беретесь за разгадку названия  Козельска именно с позиции “расшифровки” внутреннего смысла этого слова?
-  На сегодняшний день, по мнению ученых, невозможно с достаточной  полнотой судить о происхождении  и совокупных значениях любого древнерусского слова, а также  о его смысловых соотношениях с другими сло¬вами. Ученые до последнего времени  интересовались не словарным составом или всей совокупностью  слов (лексикой),  а  только способами образования  звуков речи (фонетикой) древнерусского языка.
Остается совершенно не изученным сложение  основ слов –  один из основных способов словообразования  древнерусского языка, перешедший из общеславянского языка, например сложное слово богословение. А ведь еще, существуют и такие также малоизученные способы образования слов как прибавление суффиксов и другие способы словообразования.
Так вот, мною как раз и была сделана попытка применить к расшифровке и осмыслению названия города Козельска совершенно новый подход.
Суть его заключается вот в чем.
А что если попытаться проникнуть в смысл ин¬доевропейского языка, на котором говорили предшественники славян, господствовавшие на просторах Волго-Окского региона до первой половины первого тысячелетия и чей  язык дал толчок к появлению целого ряда самостоятельных языков.
Важно понять, что от индоевропейского языка пошел целый ряд и поныне существующих языков: греческий, германские (немецкий, шведский), романские (французский, испанский, итальянский) балтийские (литовский, латышский), иранские (таджикский, афганский), индийский  и другие языки. Задолго до нашей эры  в том месте, где сейчас находится Козельск сложился праславянский, или общеславянский, язык. Это тоже составная часть индоевропейского языка.

- Следовательно,  вчитываясь в то или иное слово  мы можем и должны видеть общие частицы, присущие другим словам. Они носят одина¬ковый смысл  для славян, греков, итальянцев, французов, немцев.  Значит слова можно  анализировать через их частички - "гены"?
- Вы совершенно  правильно и к месту применили в своем вопросе короткое слово ген. Все мы знаем, что это такое. Ген, выражаясь популярно, единичка живой природы отвечающая за формирование тех или иных ее признаков. Главное свойство гена заключается в его высочайшей устойчивости, неизменяемости в ряду поколений.  
Вполне может быть, что гены существуют не только в живой природе, но и в мире духовного. Частный случай этого, как раз, и есть СЛОВА.  В них тоже есть особые гены, которые передают, как это ни странно, информацию, накопленную предками. В этом смысле у слов тоже существует душа. Такие “духовные” гены, оставаясь неизменными, успешно несут сведения о свойствах заложенного в сло¬вах смысла, косвенно  и об исторических событиях.  Каждый “ген” “заведует” своим  кругом родственных понятий.
Многие  элементы словарного запаса индоевропейцев не просто живут до сих пор, но, самое интересное,  все они раскрывают потаенный смысл многих  современных понятий и терминов, которые у нас на слуху. Речь идет, если хотите,  об “исторической генетике” слов.

- Каким же образом  все это проявляется при “расшифровке” названия Козельск?
- Предположим, что в основе названия города Козельска лежит слож¬ное слово, состоящее из нескольких “самослов - генов”. Как, например Новгород,  Волгодонск, Железногорск и другие старинные и новые сложносочиненные топонимы, смысл каждого из их слагаемых относительно прост для понимания: “новый город”, “город на Волге и Доне”, “город у железных гор”.  
Я предполагаю, что и  название Козельск есть слово, состоящее из нескольких “генов”, которыми являются частицы - “КО”, “ЗЕЛЬ (ЗЕЛЕ), “СК”. Обращаю внимание на то, что обычно анализируют это название  выделяя в нем совершенно другие составные части, все время вспоминая о “козах”, “козлах”, “лесе” откуда  традиционным  дроблением  становится “КОЗ (Е)”, “ЛЕС” или “ЛЕС (К)”.   
Так вот, протоиндоевропейская частица многих слов, а именно “КО”, - первая часть в названии Козельск в моем варианте разделения слова, оказывается отражает понятия “бить”, “избивать”, “забивать”, “колотить”, “разделывать на части” то есть, иными словами что-либо уничтожать.
Судите сами. Исконно русские слова “ковать”, “коверкать”, “ковырять”,  “кол”, “колода”,  “колоть”, и многие-многие  другие несут на себе именно  общеславянский и индоевропейский характер зна¬чения “бить”, “рубить” и т.п. Есть даже уникальные по своему составу слова, например “кокошить, кокнуть, кокать” и они все имеют однозначный смысл, а именно бить, разбивать… Мало того, этот же реликтовый звуковой код “ко”, находясь в середине целого ряда хорошо известных нам слов, также придает им такую же смысловую окраску, например слова “оскомина”, “расколоть”, “ковер”, “кошель”.

- А еще  "коварный", "оковы", "ковыль" - трава, которую рубят, "козни", ко¬торые строят и которые подлежат "разбитию".
- Удивительно, но  эта закономерность проявляется также и среди славянских имен и прозвищ? Судите сами: Колотило - драчун; Колот - колотый;  Колыван - колеблющий (имя былинного великана, под которым колебалась земля); Корлин - бранливый, укоряющий; Коцел - поцоканный, побитый и многие другие имена и прозвища.  
Искомую "деталь" слов можно обнаружить также и во многих иностранных языках, происшедших из индоевропейского праязыка. В индоевропей¬ских языках, как сегодня установлено , наиболее ранними, первичными значе¬ниями  слов и понятий были именно значения "бить", "гнуть".  Так, например, в немецком языке: "kornen" -  дробить, "kotelette" - отбивная (простите, "битая") котлета. Или взять современное слово "конкурс", оказывается, оно происходит от польского корня, где означает  "стычку, сражение".

- Да, ну а как же знаменитый детский стишок: “Далеко, далеко на лугу пасется ко...?”
- Конечно же нельзя все упрощать. Нужно быть внимательным и в меру осто¬рожным. Не надо включать в ряд слова “коза”, “скот”, “корова”, “косить”, ко¬пыто”, “корыто”, - все они  хотя и несут в себе ген “ко”, но имеют смысл, так или иначе связанный со скотиной-животиной, это слова иного ряда.  
Кстати, это еще один аргумент против “козьей” версии образования названия Козельск.

- А что же из себя по смыслу представляет второе слагаемое в названии города, а именно частица  - “ЗЕЛ, ЗЕЛЕ”?
- Обратимся к полному церковно-славянскому словарю, впервые подго¬товленному только в 1993 году. Словарь этот издан по благословению Патриарха Московского и  всея Руси Алексия II и  объясняет 30 тысяч слов.  Мы находим, что  первоосновный смысл частицы  “зел, зеле” заключается в понятии “делать худо, приносить беду человеку, вообще производить что-либо враждебное”. Судите сами: “злый” – дурной, отсюда “злыдень”; “злец” – злодей; “злобовати” – враждовати;  “зло” – беда, грех; “зле” – ужасно, лукаво;  “зел” – дурной, злой. Всего  в этом словаре обнаруживается более 80 подобных слов одного смысла,  то есть “зло”.
Осталось пояснить смысл  последней части слова Козельск. Оказывается в средние века  суффикс “СК” заменил  собой звуки “ч” и “щ”. То есть первоначально Козельск вполне мог называться не иначе как Козличи, Козлищи (Козелище, Козеличи). Кстати таких названий по сей день превеликое множество на карте России, Белоруссии и Украины.  Ныне считается, что  наличие  суф¬фикса “ск” прямо указывает на то, что  этот топоним указывает, что перед нами город.  

 

 

Встреча козельских краеведов, 2005 г., ДК "Прометей", г. Сосенский 

 

- Так значит, после соединения всех трех самостоятельных “генов”, мы получаем, что  Козельск  в  буквальном смысле своего названия, есть ни что иное как,  нечто, уничтожающее, бьющая зло, то есть что-то та¬кое, что “злее зла”?
- Совершенно верно. Это ЗЛОЙ ГОРОД.
Выходит, что  город мог получить такое свое название не в 1238 году от Батыя, а много раньше. И пускай упоминание о Козельске  мы находим впервые в летописи под 1146 годом, надо думать так он стал называться намного раньше. Вопрос заключается в том, когда и почему так могло статься?     
Внимательно изучая карту окрестностей Козельска, находим мы  несколько населенных пунктов, имена  которых так или иначе позволяют хотя бы примерно определить время образования козельских названий. Не будем далеко удаляться от города, возьмем хотя бы село Березичи. Название несомненно древнее и отражает еще родовой порядок устройства жизни вятичей. Праслявяне не могли жить там, где бы не росли березы, отсюда полная схожесть названия дерева “береза” во всех языках, которые ведут свое начало из индоевропейских языков, предшественников славянского языка.

- Выходит,  что и название Козельск со смысловой окраской “злой город”  могло возникнуть еще в те далекие праславянские времена.  Тогда вопрос, когда?
-  Я бы уточнил, - начиная с праславянских времен и до времени первого ле¬тописного упоминания о Козельске. И тут-то от лингвистики можно переходить через археологию к истории. Хотя здесь можно только предполагать.  
Существует несколько исторически  спрессованных  момента, когда мог быть основан город-крепость Козельск. Подчеркну, что и название он мог по¬лучить, гипотетически,  СРАЗУ же.
Вспомним о так называемых Змиевых Валах. По некоторым предположениям они были построены уже в первые века современной эры нашими дpевними пpедками. Южнее Киева по Днепру и его притокам  там было выстpоено потpясающее по масштабам  это фоpтификационное сооpyжение.
В поперечнике основание его было двадцать метpов, а высота пеpвона¬чально составляла двенадцать! Общая пpотяженность этих валов около тысячи километpов! Постpоить такие сооpyжения было чpезвычайно тpyдной задачей. Подсчитано, что кyбатypа только одного из них так велика, что на его сооpyжении должно было pаботать не менее 100 000 человек! Интересно, что всю основную pаботy пpоделали пpостые славянские земледельцы-смеpды.
Нельзя исключать,  что на протяжении тысячелетия, со II в до н. э. и по VII в н.э., возводились эти валы последовательно пpотив саpматов, готов, гyннов, аваpов. Это сооружение всегда было повеpнyто фpонтально на юг, пpотив степняков-кочевников и постоянно пpодвигались в этом на¬пpавлении.

- Но это же происходило за сотни километров от места нахождения современного Козельска, причем здесь эти Валы?
- Вспомним о Чертовом городище, что в лесу неподалеку от Козельска, у поселка Сосенского. Вот что писал  калужский корреспондент, побывавший в XIX веке  у этого городища: “При осмотре "городища" невольно берет раздумье и недоумение, как только можно было выстроить стену из камней, из которых поднять каждый, кажется, не в состоянии тысяча человек, до того по¬ражают они неимоверной своей величиной. Такие же камни в беспорядке раз¬бросаны около самой стены. … Всякий, осмотревший это городище, придет к тому заключению, что сложить эту постройку из громадных камней выше сил человеческих. Предположить же что-либо самородное тоже никак нельзя, т.к. ясно видно, что сооружение сделали при помощи искусственных сил. Итак, все это остается пока загадкой”. Сейчас установлено, что Чертово Городище еще до войны имело несколько иной вид, многое было порушено, когда взрывали и вывозили камень для отсыпки полотна строившейся рядом дороги.
А что если “постройки” Чертова городища под Козельском, как  и Змиевы Валы, - элемент единой грандиозной  оборонительной  системы, фортификационной линии, в которую были вписаны лесные завалы, небольшие крепостцы и валы? По задумке древних фортификаторов  на гребнях валов, а также  на прилегающей к ним защищаемой  валами территории и строились славянами дозорные крепости - богатырские заставы.
В то время, надо полагать,  и мог быть основан Козельск, в ту пору и мог получить свое название как крепость, которая  всегда вписывалась в единую стройную оборонительную систему по рубежу, проходившему по реке Жиздре и ее притокам. Ведь предки древних муромских и мерянских племен  еще в железном веке основали в округе современного Козельска первые  городища, следы которых в  вятическом ополье в настоящее время обнаружены  вблизи ряда населенных пунктов и известные сегодня как  Дешовское, Плюсковское, Волконское, Сосенское  городища.
В те долетописные времена крепость могла получить свое гордое имя Злой город – Козельск за то, что противостояла, уничтожала, била  на передовых рубежах славянского государства  любое шедшее извне зло. И от того-то  сама крепость почиталась как  Злой город, как побивающий сильного сам называется сильным, сильнейшим, так и Козельск  был Злым по отношению к  злющим степнякам.
-  Очевидно  город мог получить такое название и в относительно более позднее время?
- Да, но все же задолго до памятного 1238 года. Если внимательно проанализировать события до первого летописного упоминания о Козельске, то есть до 1146 года, можно назвать несколько исторических факторов,  под влиянием которых могло появиться на свет имя Козельск или весьма созвучное ему название со смыслом “злой город”.   
Это могло произойти в IV-VII вв., когда вятичи  начали заселять  горо¬дища, оставленные предшественниками (по предположению - славянами-кри¬вичами). Между прочим  это происходило только тогда, когда все другие "удобные" для житья места уже были освоены. Известно, что уже к V в. вятичи   “сели”  и в устье реки Другусны на месте будущего города Козельска. На се¬годняшний день, кроме как на территории  Козельска,  археологами обнаружены остатки городищ поблизости или на месте современных селений Пронино, Сосенский, Плюсково, Подборки, Староселье, Городец, Немысино, Волконское. Это позволяет говорить о самых древних границах козельского района.  География его прорисовыва¬ется и  древними курганами, которые к настоящему времени обнаружены у селений Волконское, Пронино, Губино. Тогда уже реки Рессета, Жиздра и другие могли входить, что еще нужно доказать,  в единую речную систему, попе¬речно связую¬щую  пути “из Варяг в Греки” и “из Варяг в Халиссы”. В то время городки росли на земле вятичей по воле князей Чернигова, Новгород-Северского и Киева. Это был период ко¬пирования, дублирования названий на манер устройства Черниговской земли. Тогда-то могло произойти и возвышение в речных долинах отдельных городищ по величине и составу на¬селе¬ния над дру¬гими, в том числе и становление города Козельска у слияния рек Другусны и Жиздры. Город мог выделиться именно благодаря особым за¬щитным функциям, которые он выполнял в деле защиты окрестных селений, как город-крепость.
В VIII – X веках на территории проживания вятичей сложился уни¬кальный строй жизни  с делением земель на жупы  и выборами  жупанов, так называли представителей родовой знати, князей. Поэтому в числе первых неприятелей, против которых могли вести борьбу за сохранение своего особого строя вятичи - жители козельской округи, могли быть соседи: на севере - кривичи; северо.-востоке - меря; юго-востоке - мордва; на юге - Хазарский Каганат; на юго-за¬паде - северяне; на западе - радимичи. Опять же тогда могло появиться название Козельск, города бьющего злых соседей и всех тех, кто ходил походами “на Ходоту”, так звали одного из вятических князьков..
В конце 80-х годов X столетия, когда киевский князь Владимир Святосла¬вович проводил активную политику строительства княжеских крепостей для защиты своих областей от печенегов и населял в них вятичей тоже мог стать го¬род с названием Козельск. Тогда, под надежным прикрытием новых крепостей, было образовано  и Черниговского княжество, которое просуществовало до 1226 (1239г.). В качестве  “зла”, против которого противостоял Козельск,  могли быть кочевые племена печенегов.
С ХI века в Чернигове была учреждена епархия, а  отпрыски княже¬ских родов, посадники, бояре, игумены и священники  садятся в детинцы и окольные города Козельска, Брыни, Серенска, Мещовска, Сер¬пейска, Мосальска, Мощина, Воротынска и начали ломать древний строй жизни вятичей. К этому времени в бассейне реки Оки насчитывалось около 90 поселений со своими на¬званиями. Большинство из них в своем первоначальном виде или с небольшими изменениями, дожили до наших времен. Кто знает, в каких усло¬виях проходил процесс прихода черниговцев на земли вятичей. Не было ли так, что огнем и мечом, при страшном сопротивлении все это происходило? Тогда опять же Козельск мог из уст черниговских бояр получить любое название, вплоть до “злого города”.
Начиная с 1061 года Козельск бьет нового лютого ворога, половцев. Тогда на Черниговщину, через Переяславское кня¬жество, за два столетия  было совершено19 их походов.

-  Действительно из краткого списка перечисленных вами событий, случившихся вокруг Козельска до 1146 года, приходят на ум те, которые позволяют подтвердить вашу  новую версию. В чем, на ваш взгляд главное ее содержание?
-  Предельно коротко  она может быть сформулирована так.
Козельск - исконное вятическое название, которое отражает всю информацию, накопленную предками и несет нам  сведения  о  главном отличительном  свойстве  этого порубежного места, а именно предназначение всегда, во все времена  противостоять злу,  бить и уничтожать его откуда бы это зло не происходило. Злым он был всегда для любых пришельцев и не Батый, не его темники первыми познали  злость  его защитников, а произошло это намного раньше. Легенда, корни которой уходят в доисторические времена, ко времени занесения ее в летопись, как это часто бывает, обросла множеством самых невероятных подробностей. Однако, как это не менее часто случается, действительность оказалась намного исторически более древней и наверное драматичнее.

-  Скажите, а дает ли такой подход свои результаты применительно к другим известным нам фактам и явлениям?
- Принятие такого взгляда на суть названия  Козельска позволяет получить ответы на целый ряд вопросов, давно занимающих любознательных исследователей козельской старины. Например о происхождении названия речки  Клютома. Применив  для расшифровки ее названия  методику, использованную для  раскрытия  причины появления названия города, - мы получим совершенно один и тот же смысл наречения города и одной из рек, на которой он стоит. Если признать, что Клютома это всего лишь изменившееся во времени название реки   Ко – люто – ма, то означает оно ни что иное как  разящая люто, то есть опять же  бьющая зло.

- Но ведь  существуют летописи, множество упоминаний о козель¬ских делах содержится в различных государевых документах, есть история Карамзина и Татищева, есть десятки книг различных литературных жанров в которых до мельчайших подробностей  освещаются  многие страницы козельской истории. Есть  герб  города с подробным  описанием подвига  города Козельска весной 1238 года. Не боится ли тот, кто выдвигает новую гипотезу “простудиться” в процессе проветривания истории?
-  Вы знаете, я  ни в  коем случае не претендую на обладание  абсолютной истиной. Но если моя новая  версия  будет принята, то это в корне может изменить  всю панораму происхождения и предыстории Козельска. Хотелось бы подчеркнуть  то, что и сами козельские краеведы  выходят на то, что  история Козельска  может и должна быть продлена вглубь  времени, по крайней мере  на несколько столетий. Так, например уважаемый мной Александр Баранов в апреле этого года  поведал через Вашу газету о  возможности основания города на Жиздре в Х веке самим князем Святославом. Я полагаю, что эта версия имеет перспективу для  дальнейшего развития.
Сегодня совершенно очевидно, что необходимы совместные усилия по  изучению истории  древнего города Козельска. Мне думается только, что делать это нужно весьма деликатно. Я вообще считаю, что на истории этого русского города, как на той книге, лежит семь печатей тайны, а по меткому замечанию В. Белинского “Тайна национальности каждого народа заключается не в его одежде и кухне, а в его, так сказать, манере понимать вещи”. Эти семь печатей  не  позволяют  делать скоропалительных выводов, ибо они могут премного навредить общему и очень ответственному делу собирания реальной истории родного Козельска.

- А что можно сказать о летописях, как нужно в русле вашей гипотезы  понимать смысл, заложен¬ный в кратких пометах о козельских исторических фактах?
- К сожалению в газетной публикации невозможно подробно рассказать о том, что мешает нам выстроить четкую историческую линию ранней козельской ис¬тории, поэтому назову “конспективно” свои взгляды. Более под¬робную информацию  можно будет узнать в козельском музее, куда я планирую направить материалы в самое ближайшее время.
Прежде всего следует сказать вообще о характер русского летописания и время “подготовки” летописей, в которых первые упоминания о Козельске мы находим под 1146, 1156 и 1238 годами. Обратить внимание следует на то, что  все записи были сделаны в летописях спустя несколько столетий после описываемых событий, в период подготовки самих летописей. А случилось это сравнительно недавно, так например “Ипатьевская летопись” была изготовлена только в 1425 году. Это в ней мы с трудом разбираем: “Дюргеви же быс весть оже Ростиславъ вою¬еть волость его и поусти Дюрги сна своего Иванка къ Стославоу, а сам оузвратися ис Козельска”. “Новгородская  летопись” написана в  30-е годы  XV века. Есть упоминания о Козельске в более поздних списках с этих двух летописей, например, в “Киевской летописи”, в “Воскресенском списке”: "В лето 6654 (1146) ... Давыдоча же пришед стаста во Дебрянске, а Святослав из Козельска иде Дедославлю".
Знаменитый рассказ о героической обороне и гибели Козельска находим мы в “Никоновской летописи”, которая как сейчас склоняются считать ученые составлена лишь после 1558 года.
Подчеркнем, что Козельск только  под  1238 годом, как это следует из летописи, становится  городом. Чем был Козельск до этого – неизвестно. Район, область, зона или земля?
Особенно интересны замечания в летописи:  люта зело; брань велиа и сечя зла; сами все избиен; и изби всех не повеле звати его Козелским градом, но Злым градом. Обращает на себя внимание не только упоминание о “злости” событий, но и о том, что при этом участники драмы  “били, избивали” друг друга.
На что  же  так похож летописный рассказ о героической обороне города?
Перед нами обычный, классический образец героического русского эпоса. Не просто повествование о событии, а  именно сказание или былина. Она  была ярко проиллюстрирована в известном обширном “Лицевом своде” с картинками, ко¬торый был составлен из 10 тыс. листов и 16 тыс. иллюстраций только в 70-е годы XVI века.  В нем была воспроизведена в красках героическая оборона Козельска (1238г.), а также знаменитое “стояние на Угре” (1480г.). Но это была всего лишь  украшенная рисунками-клише все та же  Никоновская летопись.
Итак,   при самом вдумчивом прочтении летописных упоминаний нет никаких оснований не предположить, что свое название Козельск с “окраской” ЗЛОЙ ГОРОД  мог получить еще с момента своего образования. Летописцы ХV  - ХVI веков, спустя  четыре столетия,  могли не знать (забыть или просто перепутать), что Козельск уже изначально был злым по самому своему смыслу названия. Недосказанного или почему-то упущенного в летописях очень много, например ничего не сказано о Змиевых Валах, хотя о них то летописцы должны были хорошо осведомлены.  

- Скажите, насколько согласуются ваши предположения  с содер¬жанием  классиче¬ских трудов историков, обращавшихся к описанию козельской старины?
Не будем касаться всех великих историков, так как в основе их рассказов лежат сведения все той же вышеназванной летописи, остановимся на утверждениях одного из первых, кто прикоснулся к истории Козельска - Злого города.
Речь идет о Василии Никитиче Татищеве. Именно он поведал нам  о Могу-Балгасуне, именно так, со слов Татищева, устами Батыя был назван злой город. Историк приводит этот факт в примечаниях к своей “Истории Российской с самых древнейших времен”, которая была опубликована в 1739 году.
В 1791 году, спустя шесть десятилетий, другой русский ученый Н.М. Карамзин начал  выпускать “Московский журнал”, в котором  публиковал знаменитую “Историю государства Российского”. Свыше 20 раз находим мы в ней  упоминание о Козельске.
Заметим, случилось это уже спустя почти пять столетий после козель¬ских событий XIII века, при этом в основу повествований Татищева и Карамзина были положены труды, изданные реакционным  по отношению к изложению истории Руси немцем Ф.И. Миллером, прибывшим в Россию в 1725 году. По словам современников он “сочинял генеральную российскую историю”, но  “Историю России”  так и не написал. Интересно, что он собрал коллекцию копий документов по руcской истории, а куда делись подлинники, оригиналы - по сей день не известно.
Таким образом. все то, что мы знаем о происхождении названия Козельск, известного в летописях под 1238 годом как Злой город, а также упоминающегося  под этим именем в более поздних исторических  трудах - вполне  может отражать  самую  раннюю “историю” его имени, то есть  задолго до 1238 года, он  мог  быть  уже известен  именно как  Злой город.

- А как же герб города Козельска, который отражает героическое событие, связанное с обороной от монголо-татаров в 1238 году.
- Как это не странно, но именно герб города, вернее не сам герб, а в большей мере описание к нему, как раз  и  подтверждают мою гипотезу. Из¬вестно, что пожалован он был городу в 1776 году. Так вот в описании  герба  нет  и упоминания о Злом городе, как нет в изображении и намека на каких либо коз. И снова вопросы.
Герольдмейстер Сената, князь М.М. Шербатов, который “сочинил” козельский герб вряд ли случайно не включил в  описание герба слов о Злом городе. Не знал легенды или летописи? Несомненно знал все этот историк. Знал, но видимо  сомневался о татарском происхождении прозвища “лютого” города. Ведь собрал же он в описание  заслуг города, которые должны быть отражены в гербе, все. Даже то, что сегодня вызывает недоумение. Например, откуда привнес он туда не известно откуда взятые сведения о том, что от татар в 1238 году в Козельске погиб не просто  князь Василий, но конкретно Василий Титович, в то время как в летописях упоминается только имя малолетнего князя. Чем пользовался господин Щербатов, какими источниками? После Татищева, но до Карамзина.
Почему в описании герба города Лихвина М.М.Щербатов, этот вели¬ко¬лепный историк,  создавший 15-ти томную “Историю Российскую от древнейших времен”, издал “Царственный летописец” (1772) и “Летопись о многих мятежах” (1771) нашел повод написать в описании герба Лихвина такие слова: “Обычай был татарский давать зло знаменующее имена тем городам, которые сильно противу их  защищались и знатный  им вред причинили, от чего и наименование  сего града произошло; и так в червленом поле, знаменующем кровопролитие, означается его герб: стоящий  горностаевый лев с златым языком и кохтями, обращенный  направо; в правой  лапе он держит замахнутый златой меч, а в левой  серебряный  щит с черным крестом, показующий  благородство и храбрость тогдашних его жителей...”. Судите сами, лев со щитом против ЗЛА дан городу  Лихвину, так значит этот город назван ЛИХ (ЛИХО) - ВИН   монголо-татарами и в таком виде название дошло до нас, а где же тогда ЗЛОЙ (ЗЛО) ГОРОД, простите ЗЛОВИН, ЗЛОВИНСК. Что-то не связывается.
Дело в том, что  князь Щербатов мог знать то, чего не знаем мы с вами, в частности то, что за время, прошедшее даже с 1776 года утратилось. Он мог знать больше, мог сомневаться.
Надо заметить, что на гербах многих русских городов мы найдем с вами изображение косуль (диких коз) - например герб города Самары, или коза на гербе Козельца...  Герольдмейстер Щербатов уходит от изображения козла на гербе Козельска, как и  от  ЗЛА в описании.

- Действительно, существование множества легенд о Козельске есть явное свидетельство исключительной  его  древности и, как мы поняли из беседы  с Вами, главная  повесть, - о Злом городе, восходит ко времени его основания, к самым первым, а не последующим страницам его истории.
- Даже, если хотите, к предисловию, а не к первой главе великой книги бытия Козельска, которая пока еще находится для нас за семью печатями.
Вы знаете, на свете существует удивительная книга  "Символы и эмблемата”. Она была  напечатана в Амстердаме  в 1705 году по заказу самого Петра I. На ее страницах было помещено несколько сот  аллегорических изображений и девизы к ним на нескольких языках, в том числе и на русском. Из этой книги изображения в последующим  заимствовались  для составления гербов городов, а также для помещения на полковых знаменах. Например, при составлении герба города Белгорода был использован из этой книги девиз: "Приключаю и сильнейшему трясение". Так в прежние времена символически  изображалась победа над  сильнейшим врагом. Подобный девиз был избран для Белгорода за то, что он охранял Белгородскую засечную  черту, созданную в середине ХVII  века на путях вторжения на Русь кочевников.
Я думаю, что все мы просто обязаны обеспечить генетическую связь между древнейшим, древним и современным Козельском, должны постоянно стремиться заполнить  сведениями "историческое расстояние" между ними, составляющее сотни лет. В память того, что город во все времена не раз вступал в единоборство со злом,  наиболее подходящим девизом, который следовало бы поместить рядом с гербом города Козельска, может быть один из следующих: "Люто бью лютого", "Со злобой разбиваю лютого", "Люто побеждаю, бью злого", "Злее зла в битве с врагом”.

- Благодарим Вас за ответы на вопросы, что бы вы хотели сказать читателям на прощание?
- Да простят меня козельчане за то, что отдельные положения авторской гипотезы приходится домысливать или принимать на веру самим читателям самостоятельно. Что поделаешь, таковы особенности газетной публикации, когда многие  пояснения, которые считал бы необходимым сделать автор и ссылки на источники информации оказываются в угоду краткости  за рамками изложения сути самой идеи. В самое ближайшее время я планирую направить в козельский краеведческий музей более подробный рассказ по теме нашей  сегодняшней беседы.


1-13 июля 2000 г.