Главное меню

Регистрация даст полный доступ к материалам сайта и возможность оставлять комментарии!

Анонс

Коммюнике 5 декабря 2015 г.


Благодарность, здоровая критика и конструктивное обсуждение материалов сайта способствуют его улучшению
и вдохновляет авторов на публикацию новых статей!

Пожертвовать на нужды «ЭНЦИКЛОПЕДИИ КОЗЕЛЬСКА»

Яндекс.Деньги 41001812434462

WebMoney R526676624487
или Z299278482546
или E342716984942

почта "ЭК":
kozelskcyclopedia
@yandex.ru

QR-Код сайта "ЭК"

QR-Code dieser Seite

Голосование

Как Вы – житель города Воинской Славы – обычно проводите свое свободное время? Чему отдаёте предпочтение?

Поиск по сайту

ПРАЗДНИКИ СЕГОДНЯ

Revolver Map

Anti Right Click (Hide this by setting Show Title to No in the Module Manager)

О БОЛЬШОЙ ЗАСЕЧНОЙ ЧЕРТЕ В СВЕТЕ ОТМЕЧЕННОГО В 2020 ГОДУ 500-ЛЕТИЯ НАЧАЛА ЕЁ СТРОИТЕЛЬСТВА E-mail
(3 голоса, среднее 5.00 из 5)
главный раздел - Новости
06.12.2021 21:24

Засечная черта. Южный рубеж. 2010 г. Худ. М. Пресняков

 

Кандидат военных наук, доцент С.А. Рябов

Ведущий научный сотрудник,

«Институт Наследия им. Д.С. Лихачёва


О «БОЛЬШОЙ ЗАСЕЧНОЙ ЧЕРТЕ» В СВЕТЕ ОТМЕЧЕННОГО В 2020 ГОДУ 500-ЛЕТИЯ НАЧАЛА ЕЁ СТРОИТЕЛЬСТВА

 

     Тема истории Большой засечной черты близка автору книги «Здесь государевым «украинам» было бережение», посвящённой историко-культурному и природному наследию пограничья Русского централизованного государства в XVI – XVII веках[1]. В настоящее время Сергей Рябов работает над вторым изданием этой книги. В настоящей же статье он отстаивает термин «Большая засечная черта» и обращает внимание на недопустимость умаления её величия. Он рассуждает также о роли и значении Козельских засек в «Большой засечной черте» в свете отмеченного в 2020 г. 500-летия возведения Тульского кремля – официальной даты, принятой за начало создания Большой засечной черты.

 

      В 2016 г., за 4 года до события, Президент Российской Федерации В.В. подписал указ о праздновании в 2020 г. 500-летия возведения Тульского кремля как начала создания Большой засечной черты[2]. Новый документ придал всей работе по изучению, сохранению и популяризации истории засек новые стимулы. В Российском научно-исследовательском Институте культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва (г. Москва) решение об установлении такой даты не стало неожиданностью. Результаты исследований не опровергают её, поскольку 1520 г. вполне соответствует представлению о том, что «Большая засечная черта» географически и исторически ведёт своё начало с самых первых засечных черт оборонительной линии Московского государства – Столпицкой, Дубенской, Кцынской и Сенецкой засек, близких к легендарному Козельску Калужской области. В 2009 г. он получил в почётное наименование «Город воинской славы». В череде событий, обусловивших славу Козельска, стоит не только героическая семинедельная оборона города от монголо-татар весной 1238 г., но и тот факт, что в «Козельских местах» началась история Большой засечной черты. Для нас-калужан такое первенство Козельских засек во всей системе Большой засечной черты принципиально. Точно так же, как важно старшинство и величие города-оборонца Козельска среди прочих городов воинской славы России, заслуженные подвигом почти 8-вековой давности.

 

 

Один из стендов в экспозиции музея Козельских засек в национальном парке «УГРА», фрагмент

 

     В Национальном парке «Угра» и в Государственном природном заповеднике «Калужские засеки по территории которого проходит значительная часть Козельских засек, чтят доблесть тех, кто одними из первых возводили в Брянских лесах Столпицкую, Дубенскую, Кцынскую и Сенецкую (Ясенецкую) и строили и крепостцы на них. Примером верности убеждению в их старейшинстве служит 13-летняя история работы на территории Березического участкового лесничества Национального парка «Угра» музея «Козельские засеки». Создателям музея удалось в музейной экспозиции не просто рассказать о первой засечной линии на Руси, но и раскрыть её величие, показать справедливость положения о том, что «Большая засечная черта» в полной мере соответствует ставшему распространённым мнению, что по своей сути и по масштабам она не уступает «Великой китайской стене».

    Вот почему с выходом Указа, не дожидаясь планов и советов сверху, была осуществлена широкая программа мероприятий по совершенствованию экспозиции этого музея, созданного в 2008 году. Он первым из всех других музеев России, готовясь к юбилею Большой засечной черты, не просто обновил, а фактически представил новую экспозицию. Открытие состоялось 17 ноября 2018 г. в рамках культурной программы IV Международного экологического форума «Сохраним планету вместе». Музейная экспозиция была создана специалистами Уральского регионального института музейных проектов (г. Екатеринбург) под руководством основателей музея научных сотрудников нацпарка «Угра» В.П. Новикова и Г.А. Массалитиной. В новой экспозиции удалось продемонстрировать силу и величие русского народа, сумевшего меньше чем за полвека, создать почти тысячевёрстную линию засечных преград и укреплений оригинальной конструкции и большой эффективности.


Схема Большой засечной черты в экспозиции музея Козельских засек в Национальном парке «Угра», фрагмент

 

     Уже на стадии подготовки президентского указа было не только изучено состояние Тульского кремля, но и проведена «инвентаризация» накопленных знаний о засечных линиях Руси и России с самых первых упоминаний о них. Так, например, учёные Института российской истории РАН, начиная с 2014 г., провели экспертизу поступивших предложений по всем памятным датам: 875-летия города Тулы, 500-летия завершения строительства Тульского Кремля и создания Большой засечной черты. Первоначально торжества предлагалось провести в 2021 г., поскольку по существующим представлениям строительство Большой засечной черты было осуществлено с 1521 по 1566 год [3]. Учёные из ИРИ РАН, в своём заключении констатировали, что к названному году «не может быть привязан ни один из указанных юбилеев». Тем самым было ещё раз они подтверждено расхождение во взглядах по датировке исторических событий XVI в., а также не однозначность выводов историков на даты. Однако признавалось, что начало строительства Большой засечной черты может быть связано с событиями под Тулой: «Судя по всему, толчком для устройства Большой засечной черты стали события 1552 г., когда Иван IV, отправляясь походом на Казань, вынужден был совершить фланговый маневр к Туле, чтобы отбить набег крымских татар. Для того, чтобы избежать подобных ситуаций в дальнейшем, и было предпринято строительство Большой засечной черты» [4]. Подробности принятия решения – внести 2020 г. в указ как время начала строительства Большой засечной черты – не известны, но после подписания документа термин «Большая засечная черта» стал употребляться очень широко. Таким образом, на сегодняшний день различные точки зрения учёных на начало и конец масштабных работ на первой регулярной засечной черте Московского государства сохраняются, хотя время, с которого следует вести отсчёт складыванию засечной системы, в приказном порядке и установлено. Как волевым решением президента утверждено и название самой оборонительной линии – «Большая засечная черта». Видимо, в будущем ещё не раз придётся вернуться к этим «замороженным» вопросам. Большой интерес к установлению истины уже проявляется, как налицо и стремление изложить свою точку зрения, довести до научной общественности свои аргументы «за» и «против».

     Научными сотрудниками Государственного музея-заповедника «Куликово Поле» И.Г. Бурцевым и Е. В. Столяровым, а также сотрудником Российского государственного архива древних актов (РГАДА) А. В. Дедуком и писателем О.Э. Хафизовым написаны новые книги, которые вышли в Туле в 2020 году [5]. Белгородская региональная общественная организация «Историческое общество «Ратник» печатает серию статей этих авторов в сборнике «Белгородская черта» [6]. В этих трудах содержатся новые мысли о засечной черте. Впервые публикуются вновь обнаруженные картографические материалы о засеках. Здесь же помещён указатель имён всех, кто в разное время работал по теме засечных черт. Значителен перечень источников, использованных при написании труда. Другая книга ярко и доходчиво повествует об истории становления южной русской границы и пограничья между Россией и Степью, где «государевы стражники» почти два века вели борьбу против набегов степняков. Археолог Игорь Бурцев и писатель Олег Хафизов увлекательно рассказали об истории русского фронтира и его обитателей.

     В названных книгах излагается принципиальное несогласие вышеназванных авторов именовать самую раннюю засечную линию XVI – XVII вв. «Большой засечной чертой», закрепляют за ней название «Засечная черта». И.Г. Бурцев и А.В. Дедук очень подробно и полно рассматривают историю возникновения и развития терминологии, связанной с «засечным делом». Детально анализируя все засечные линии во времени и пространстве, таким образом, предлагают отказаться от общепринятого, устоявшегося и основополагающего понятия из истории засечной черты русского государства. Так, например, в очерке «Первые засеки» И.Г. Бурцев и А.В. Дедук пишут: «Термин же «Большая засечная черта», по нашим предположениям, появился во 2-м издании «Большой Советской Энциклопедии, откуда проник в другие издания и современные интернет-ресурсы. «Большая» черта предполагает наличие черты «Малой», чего мы не встречаем» и далее «В связи с этим в настоящей работе мы оперируем термином «Черта» и «Засечная черта» [7]. В другом месте, основываясь, в том числе, на выводе об отсутствии упоминаний в исторических источниках «малой черты», делается и такой вывод: «Таким образом, термин «Большая засечная черта» следует признать неудачным и не отражающим историческую действительность»[8].

     Надо признать, что такая авторская позиция вполне имеет право на существование, хотя, лично мне, не понятно, чем же так не нравится авторам книги «Засечная черта» слово «большая» в определении известной всем нам засечной линии. Апеллировать к противопоставлению «большая – малая» и на этом строить умозаключение, которое идёт в разрез с мнением широчайшей научной аудитории, не кажется мне убедительным аргументом для того, чтобы в книге даже не упомянуть президентский указ, не включить его в раздел книги «Источники и литература». Он вступил в силу задолго до выхода книги ещё 10 ноября 2016 г. и в преамбуле записано: «В связи с исполняющимся в 2020 году 500-летием возведения Тульского кремля как начала создания Большой засечной черты постановляю…»[1]. Даже во фронтисписе, предваряющем труд «Засечная черта Русского Государства XVI – XVII вв.», её авторы помещают посвящение: «К 500-летию возведения Тульского кремля как начала создания Засечной черты», без указания её главного определения «Большая». Возникает резонный вопрос, если для авторов название черты настолько принципиально, то почему в книге нет ни слова об авторской позиции по отношению к мнению тех историков, которые обосновывали правомочность идей, заложенных в указ? Среди тех, под чьей эгидой вышла книга, кроме Государственного музея заповедника «Куликово поле», на первой странице книги указаны также Министерство культуры Российской Федерации, Федеральное архивное агентство (Росархив), Российский Государственный архив Древних Актов, Российское военно-историческое общество. Вместе с тем, в самой книге, к сожалению, не отражена их точка зрения на позицию авторов книги по одному из важных терминов. Разрешите выразить сомнение, что все они солидарны с авторами во взглядах, которые расходятся с точкой зрения на Большую засечную черту, отражённую в указе.   

     Ни в коем случае не призывая к подчинению мнению сверху, тем не менее, хочется посоветовать авторам, усилить аргументацию своих научных выводов относительно названия засечной черты, о которой они повествуют. Ведь речь идёт о ставшем нашим военно-историческим наследием термине – о названии одной из первых оборонительных пограничных линий, сыгравших решительную роль в образовании нашего государства. Оно прошло в своём развитии большой исторический путь.


Большая засечная черта. Схема из БСЭ. Указано время завершения строительства Большой засечной черты – 1566 г.

 

    Он хорошо просматривается даже из содержания статей в «Большой Советской энциклопедии» (БСЭ). Так, например, в 1-ом издании (1926 – 1947 гг.) упоминаются только ещё «засечные оборонительные укрепления», «непрерывная засечная черта», «засеки» и др. «Большую засечную черту» мы встречаем, без ссылки на авторство, в статье «Засечная черта» во 2-м издании БСЭ (1950 – 1958 гг.). Энциклопедия сообщает: «Строительство «Большой засечной черты» Русского государства было закончено в 1566. В том же году Иван IV проверял её готовность в районе Козельска, Белёва, Болхова и в др. местах» [9]. В «Советской исторической энциклопедии» (1964 г.), а затем в 3-ем издании БСЭ (1970—1977 гг.). В. С. Бакулин помещает статью об этом феномене. В ней он пишет: «Важное значение на юге страны имели т. н. Большая засечная черта (строительство завершено в 1566). Она протягивалась от Переяславля-Рязанского на Тулу, Белев и Жиздру; на важнейших направлениях Засечная черта состояла из двух рядов укреплений (между Тулой и Венёвом), из трёх (между Белёвом и Лихвином) и даже четырёх (между Белёвом и Перемышлем). Юго-восточный фланг черты составляли засеки Шацкая и Ряжская» [10].

    В 60-70-е годы XX в. русская засечная черта, о которой так много писали историки и публицисты во все времена, стала именоваться «Большой» не случайно. Во все времена наши историки считали своим долгом возвеличивать авторитет своей страны. Писатели и учёные думали над тем, что и как можно сделать для того, чтобы народы, в ней проживающие, веками гордились своей историей и чтили историческую правду. Помните, как Иосиф Христианович Гамель (1788 – 1862), изучавший историю Тульских оружейных заводов, написал о нашей засечной черте: «Россия в то время имела ограду, которую можно было назвать лесною оградою гораздо приличнее, нежели Великобритания называет флот свой сим именем (the wooden walls of England)»[11]. В переводе с английского – «деревянные стены Англии»! Подчеркнём это слово «СТЕНЫ»! Согласитесь, только одна фраза, а насколько точно она передаёт отношение историка XVIII – XIX вв. к засекам, как к великому достижению русских. Спустя два столетия советские историки употребили слово «Большая» в патриотическом смысле этого слова, а не из-за размеров оборонительной линии. В то сложное послевоенное время, как никогда прежде, возросла роль государственной границы СССР и тогда вспомнили, что засечная черта это фактически первая наша граница. Тогда специально использовали возвеличивающий, выделяющий среди прочих эпитет для этой линии укреплений границы. Такое дополнительное наименование получила первая черта регулярных и взаимосвязанных засек для того, чтобы подчеркнуть её роль и значение как выдающегося явления в российской истории, как священного и неприкосновенного рубежа.


Большая засечная черта, схема, Фальковский Н. И. – Москва в истории техники. – М.: Московский рабочий, 1950

 

     Название «Большая засечная черта», между прочим, строго соответствует языку и традициям, существовавшим на Руси. Взять, например, термин «Большой полк». Так он именовался в XV – XVII вв. не по численности войска, а как главные силы войска в походе, как воинские части, занимавшие центральное положение в боевом строе. Воевода большого полка был и главным начальником всего войска. Так можно сказать и о нашей засечной черте – большая, значит главная. Вспомним и «Книгу Большому чертежу». Получилось так, что этитетом «большая» наша первая засечная черта не была награждена современниками в XVI – XVII вв., но таковой она была наречена спустя два века потомками Ивана Грозного.

      Не будь уже использованным слово «великая» в название другой известной всем нам оборонительной системы, назвали бы нашу линию засек – «Великая засечная черта»! Это могло бы стать серьёзным достижением отечественной историографии. Но, к сожалению, нас давно опередили в Китае в названии своей «Великой китайской стены». После знакомства с выражением И. Гамеля, на ум приходит сравнение наших засек XVI – XVII вв. и с «валами» в Англии. Такими как, например, «Адрианов вал» или «Стена Адриана». Энциклопедия говорит о ней так: «Hadrian’s Wall – выдающееся   сооружение, возведённое римскими легионерами на территории Британии. Памятник из списка всемирного наследия ЮНЕСКО»[12]. Для нас эти валы интересны тем, что являются примером того, как надо изучать, как популяризировать и почитать свои святыни. Думаю, что И.Х. Гамель именно эти «стены» имел в виду, а слово «флот» – плод ума переводчика или редактора его книги о Тульском оружейном заводе.

"Адрианов вал"

 

     Наша «Большая засечная черта», как «стены» Англии, достойна быть в списке объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Быть может, надо ввести ответственность за любое умаление её величия? Представляется, что отношение к Большой засечной черте может стать тем оселком, на котором нам следует оттачивать подходы ко всей просветительской деятельности в области российской истории средних веков и нового времени. Важно уважать мнение наших предшественников о наших святынях, не умалять величие Большой засечной черты.

За время, пока шла подготовка к 500-летию Тульского кремля, появилось немало книг и написано много статей на тему засечных черт. Вместе с тем следует признать, что в них мы находим весьма скромные упоминания о таком важнейшем слагаемом черты, как Козельские засеки. Надо признать, что за последние годы мы так и не пришли к единому мнению, когда же началось это самое строительство.

В книге «Засечная черта» Игорь Бурцев берёт за начало возведения засечной черты 1554 г., когда Иван Грозный дал наказ Тульскому голове Михаилу Колупаеву. В книге «Государева стража…» он добавляет: «К 1557 г. черта была уже в основном возведена, а в 1558 г. к началу Ливонской войны, должна была находиться в боевой готовности». Называются Рязанские, Каширские, Венёвскую, Тульские и Одоевские засеки, которые вошли в черту. Козельских засек не упомянуто. Авторы новой книги относят продолжение строительства засек на левом берегу реки Оки в районе Козельска и Перемышля к 1572 году [13]. А.В. Дедук изображает Козельско-Тульско-Рязанскую засечную черту XVI – XVII вв. в уже упомянутой статье из сборника «Белгородская черта» [14]. К сожалению, указания на время, с которого ведут свою историю Козельские засеки, у этих авторов мы не находим. Приходится опираться на весьма пространные временные границы, упомянутые в документах Разрядного приказа в столбцах Владимирского стола за 1639 г., где сказано, что «в Козельском уезде для бережения от приходу воинских людей учинены засеки на засеках всякие крепости» при царях Иване Васильевиче и Фёдоре Ивановиче [15].

     Между тем, как составная часть пограничной оборонительной линии эти засеки возникли ещё в то время, когда среди интересов Москвы главенствовал условно «литовский» фронт. Когда, по словам историка В.В. Пенского, противостояние с татарами носило второстепенный характер[16]. Допускаю, что первую их очередь – «старые засеки» – возвели для обороны московско-литовской великокняжеской границы возможно ещё после 1494 г. или 1503 г., когда были заключены договора с Литвой, и они послужили прикрытию Верховских княжеств. Поскольку в соответствии с договорами граница с западным соседом в то время отодвинулась от Москвы, то нужно было обеспечить безопасность городов Алексин, Белёв, Воротынск, Вязьма, Козельск, Мещера, Мстиславль, Новосиль, Одоев, Перемышль, Рославль, Таруса, Тешилов, вновь присоединённых к Москве[17]. Позже Козельские засеки возможно обеспечивали безопасность с запада мест возведения засек вплоть до Тулы. С этой точки зрения, засеки по реке Жиздре и на её притоках, линия которых оказалась на самом левом фланге черты и расположилась почти перпендикулярно остальной её части, стояли в «заслоне» строительства и самой крепости Тула – деревянной и каменной. Всё это позволило Тульскому кремлю превратиться в одну из самых ранних регулярных русских крепостей, после Ивангорода, известного с 1494 года. Иными словами, скорее всего, первые засеки у Козельска и Перемышля уже были, когда начали строить другие, а Тула стала главным штабом такой стройки.

Схема. Козельские и смежные с ними засеки.

С.А. Рябов «Здесь государевым «украинам было бережение», 2007 г. с. 84

 

Условные обозначения:

1 – важнейшие дороги,

2 – звенья засечной черты (I – Озерковская Перемышльская засека; II – Столпицкая Козельская засека; III – Дубенская Козельская засека; IV – Кцынская Козельская засека; V – Сенецкая Козель­ская засека; VI – Сло­бодецкая Лихвинская засека; VII – Бобриковская Белёвская засека),

3 – засечные грани (а – между Озерской, Слободенской и Столпиц­кой засеками; б – между Стол­пицкой, Дубенской и Бобриковской засе­ками; в – межу Кцынской и Дубенской засеками; г – между Кцынской и Сенецкой засеками),

4 – граница Калужской области,

5 – города крепости,

6 – укрепленные городки (ворота) на засеке (1 – Столпицкие, 2 – Ду­бенские, 3 – Кцынские, 4 – Се­нецкие),

7 – крупные села,

8 – деревни и села у засек.

 

     С Козельскими засеками связывается и время завершения строительства Большой засечной черты. Большинством историков называется дата – 1566 г., когда западные области Московского государства объехал Иван Грозный. Одним из первых цель его поездки в места, занимаемые Козельскими и смежными с ними засеками для проверки состояния работ по их строительству, высказал А. И. Яковлев в 1916 году. Он пишет: «Под 1566 г. летопись кратко отмечает завершение каких-то больших работ по черте, предпринятых, быть может, именно в связи с набегом 1565 г.: дозор работам произвёл сам царь…»[18]. Об этой царской поездке в летописи сказано так: «Того же месяца апреля в тот же в 29 день царь и великий князь ездил в объезд в Козелеск, в Белёв, в Болхов и в иные украинные места от Крымской украйны; бояром же и дворяном и детем боярским повелел с собою ехати со всем служебным нарядом; а царице и великой княгине и царевичу Ивану и царевичу Фёдору повеле ехати с Москвы в Олександровскую слободу, и поехали с Москвы в Олександровскую слободу своим жалованием. – Того же месяца мая в 28 день царь и великий князь из объезда к Москве приехал, а ездил государь в Украйные городы от Крымские стороны, в Козелеск, в Белёв, в Болхов, в Олексин и в оные в украйные места [19]. Есть историки, которые не согласны с А. Яковлевым. В их числе далеко не первыми утверждают, что поездка царя имела целью познакомиться с его новыми опричными владениями, И.Г. Бурцев и А.В. Дедук. При этом никаких новых известий они нам не приводят.

     Можно допустить, что царь ездил на богомолье? Тогда посещение Козельска и прочих мест Иваном Грозным характеризует засечные места как некие центры духовной силы, о которых вероятно хорошо знал царь. Следовательно, было здесь нечто такое, что возбуждало особую энергетику у устроителей крепостей, в том числе, и на здешних засеках. Затем уже сила оборонительного духа передалась и строителям всей засечной черты. Как бы-то ни было, но после А.Яковлева каких-либо других убедительных объяснений, кроме того, что это была инспекционная поездка на засеки, не просматривается. Зато известно, что за 3 года до этой поездки и за 2 года до введения опричнины, Иван Грозный уже бывал в упомянутых выше городах. Не часто вспоминают у нас более ранний царский объезд тех же мест в мае 1563 год. Между тем, летопись повествует: «Того же месяца въ 9 день (речь идёт о мае, Р.С.А.) царь и великій князь Иванъ Василіевичь всеа Русіи   поехалъ въ Оболенескъ, въ Колугу, въ Перемышль, въ Одоевъ старой, а изъ Одоева въ Белевъ, въ Козелескъ, въ Воротынескъ, и по своимъ дворцовымъ селомъ в техъ городахъ; а къ Москве пріехалъ въ среду передъ Троицынымъ днем, Маія въ въ 26 день»[20]. Согласитесь, что поездка 9 – 26 мая 1563 г. могла предварять масштабные работы на засеках, в том числе и на Козельских. «Летопись Калужская», составленная в XIX в., визиты Ивана Грозного в Козельск в 1563 и 1566 гг. запечатлела [21]. Начало и конец работ на Большой засечной черте напрямую связаны со строительством Козельских засек, вот почему они имеют заслуженное старшинство среди прочих.

В Китае существует не только «Великая китайская стена», но ещё и «Циская Великая стена» – комплекс старейших сооружений, возведённых очень рано. Эту китайскую стену образно называют «отцом Великой стены»[22]. У тех, кто признаёт величие оборонительной и собирательной политики Ивана Грозного, есть уверенность в том, что и у нашей Большой засечной черты тоже есть свой «родитель». Как в Китае «Отцом великой стены» признают «Цискую великую стену», так и мы образно можем почитать Козельские засеки «Отцом Большой засечной черты».

 

Литература:

 

1. С.А. Рябов. Здесь государевым «украинам» было бережение. Российское пограничье – особый объект культурного и природного наследия. М.: Институт Наследия, 2007. — 335 с.

2. Указ Президента Российской Федерации от 10.11.2016 г. № 599. О праздновании в 2020 году 500-летия возведения Тульского кремля. Вступил в силу с 10 ноября 2016 года. Интернет-ресурс http://www.kremlin.ru/acts/bank/41377, доступ 27.08.2021.

3. О.Ф. Козлов. Государственность России: государственные и церковные учреждения, сословные органы и органы местного самоуправления, единицы административно-территориального, церковного и ведомственного деления (конец XV века - февраль 1917 года) : словарь-справочник, Том 6, Выпуск 1. 1996. С.182.; Советская историческая энциклопедия. Т.11. 1968.С.235

4. О времени основания Тулы и строительства Большой засечной черты/Интернет-ресурс, https://histgeogr.livejournal.com/209499.html, доступ 25.08.2021

5. И.Г. Бурцев, А.В. Дедук, Е.В. Столяров. Засечная черта русского государства XVI-XVII вв.: историко-археологические очерки. Тула 2020 557 с., 32 с. ил.; И.Г. Бурцев, О.Э. Хафизов. Государева стража. Очерк истории русского фронтира. Тула 2020. 159 с. илл.

6. И.Г. Бурцев, А.В. Дедук. К вопросу о термине «засечная черта» и географических рамках его употребления (некоторые замечания и наблюдения)//Белгородская черта. Сборник статей и материалов по истории Белгородской оборонительной черты. Выпуск 5. Белгород 2020. С.19.

7. И.Г. Бурцев, А.В. Дедук, Е.В. Столяров. Засечная черта русского государства XVI-XVII вв.: историко-археологические очерки. Тула 2020 557 с., 32 с. ил. С. 87.

8. И.Г. Бурцев, А.В. Дедук. К вопросу о термине «засечная черта» и географических рамках его употребления (некоторые замечания и наблюдения)//Белгородская черта. Сборник статей и материалов по истории Белгородской оборонительной черты. Выпуск 5. Белгород 2020. С.19.

9.БСЭ. Т.16. 1952. С. 480-481.

10. В.С. Бакулин. В.С. Бакулин. Засечные черты//Советская историческая библиотека. 1964. Т.5 С. 628-629.; Засечные черты//БСЭ. 3-е изд. Т.9. М. 1972.

11. И.Х. Гамель. Описание Тульского оружейного завода в историческом и техническом отношении. Издательство: Тип. Августа Семена. М. 1826. 412 с. С. 44, приложение.

12. «Адрианов вал» – крупное оборонительное укрепление на 117 километрах, которое пересекает британский остров. При императоре Адриане в 122 – 128 гг. эта «черта» была возведена для предотвращения набегов пиктов и бригантов с севера».

13. И.Г. Бурцев, О.Э. Хафизов. Государева стража. Очерк истории русского фронтира. Тула 2020. 159 с. илл. С. 90

14. И.Г. Бурцев, А.В. Дедук. К вопросу о термине «засечная черта» и географических рамках его употребления (некоторые замечания и наблюдения)//Белгородская черта. Сборник статей и материалов по истории Белгородской оборонительной черты. Выпуск 5. Белгород 2020. С.23.

15. РГАДА, ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Владимирского стола. № 89. л. 33

16. В.В. Пенской. Военное дело Московского государства. От Василия Темного до Михаила Романова. Вторая поло вина XV – начало XVII в. М., 2018. С.134-135.

17. А.В. Виноградов. Формирование границ Великого княжества Литовского и Московского государства в свете геополитических изменений в Восточной Европе. 90-е гг. XV в. – 80-е гг. XVI века//Формирование территории Российского государства XVI – начало XX в. (границы и геополитика. М. 2015. С. 13.

18. А. И. Яковлев. Засечная черта Московского государства в XVII веке. М., 1916. С.19.

19. ПСРЛ, т. 13. Вторая половина.1906. С.401-402.

20. ПСРЛ, т. 13. Вторая половина. 1906. С. 366

21. В.Я. Ханыков. Летопись калужская от отдаленных времен до 1841 года. 1878. Москва. 131 с. С.35, 36.

22. «Циская стена». Интернет-ресурс https://ru.wikipedia.org/wiki/Циская_Великая_стена

 

Ведущий научный сотрудник, кандидат военных наук, доцент С.А. Рябов

Примечание: с сокращениями и в отредактированном виде статья опубликована в сборнике «Природа и история Поугорья / Калуга: Национальный парк «Угра». – Вып. 10 – Калуга: ИП Стрельцов И.А. (Издательство «Эйдос» ), 2021. С. 237-245.